sergei_kulikov

Category:

Прости, памятник...

Кижский погост 2017
Кижский погост 2017

В своем недавнем интервью «Столице-на-Онеге» https://stolicaonego.ru/analytics/restavrator-nikolaj-popov-mne-stydno-sejchas-pered-preobrazhenkoj/ бывший главный реставратор музея КИЖИ Николай Леонидович Попов правильно говорит, что объект (Преображенская церковь) не закончен. Но по-моему, «закончить» его в соответствии с рекомендациями международных экспертов теперь уже вряд ли возможно. Многие действия реставраторов инженеров, архитекторов, плотников и менеджеров носят необратимый характер. Хотя азы реставрации гласят, что необходимо по возможности избегать подобных действий. Теперь старый фундамент уже не вернуть, утраченные элементы конструкций не исследовать...

После того, как здание церкви значительно приподняли на новом фундаменте и «исправили» все изначальные и благоприобретенные деформации, (в том числе те, которые не представляли никакой угрозы памятнику), серьезно изменилась его пространственная конструкция, его геометрия. И теперь старое главное крыльцо просто зависло бы в воздухе, а конструкция некогда расписного «неба», боюсь, просто не вписалась бы в выравненные стены. Я не говорю о тех многочисленных подлинных деталях, типа обрешетки главок или подшивки бочек, которые, вероятно, воспринимаются современными реставраторами как мусор. Их понять можно. По реставрационным расценкам (!) вновь выполненная «копия» стоит намного дороже, чем кропотливая работа по маркировке, аккуратной разборке, мелкому ремонту и восстановлению подлинной детали на прежнем месте…

Изначально работы по сохранению Преображенской церкви как подлинного памятника материальной культуры всемирного наследия носили бессистемный характер, а дискуссии отечественных экспертов часто сводились к техническим вопросам производства работ или восстановления невиданных доселе крылец.  

Сам вопрос сохранения подлинного памятника как подлинного документа истории оставался и остается на последних местах.

В результате вместо подлинного памятника, документа истории мы видим хоть и очень красивую, но копию, мало что общего имеющую с подлинным памятником, кроме сохраненного количества главок и какого-то количества подлинных бревен в срубе.

В реставрации есть давно определенный порядок работ: Историко-архивные изыскания, натурные исследования, включая обмеры памятника и археологическую разведку, инженерное исследование деформаций и наблюдение за их динамикой, выявление наиболее ценных элементов памятника, обязательных к сохранению, и уже только потом предложение инженерных и архитектурных решений, проект реставрации и его осуществление при открытом обсуждении и надлежащем экспертном контроле.

Как человек, занимавшийся какое-то время практической реставрацией, начиная с маркировки бревен Преображенской церкви в 1980, могу свидетельствовать, что уже изначально все было далеко от идеала.  

Еще когда прибивал бирки на бревна стало ясно, что обмеры выполнены некачественно. По некоторым стенам разница в количестве бревен в натуре и на бумаге доходила до 2 бревен(!). Думаете, были проведены повторные обмеры? Нет. 

Внутренний металлический каркас проектировали по этим плохим обмерам, и в результате он не везде вписался в габариты здания. Где-то пришлось укорачивать стойки каркаса, а где-то даже пилить конструкции памятника(!), чтобы выставить металлические связи, которые монтажникам было лень переделывать. Каждую железку, не будешь согласовывать с проектировщиком в Москве, а план горит, и тд и тп. И ведь ничего в проекте так и не было исправлено, и сам он не был доведен до логического конца: каркас предназначался для переборки сруба, а технологию переборки разработали только в 2000-х. Спустя 14 лет после начала работ, в 1994 году немецкие эксперты признали обмеры, вполненные институтом «Спецпроектреставрация», неудовлетворительными.

Наконец, еще когда в 1981 только стали копать ямы под фундаменты каркаса внутри церкви и обнаружили захоронения в восточной части храма, выяснилось, что никто никогда не проводил археологические раскопки на территории Кижского погоста. А археолог «Росреставрации», присланный из Москвы (из-за того, что я как мастер остановил работы), за пару часов пребывания в подклете церкви дал желаемое заключение, что «захоронения позднего средневековья и не представляют исторической ценности». И студенты ССО продолжили дальше копать, кидаться черепами, а меня начальство стало попросту прессовать за срыв графика работ... История с археологами повторилась при начале нынешних работ 21-го века. Они пришли на объект, когда под церковь уже вовсю подводились фундаменты и все что можно было уничтожить в культурном слое  — уничтожено..

«Точные обмеры» сделали тогда же… уже во время разборки первого яруса сруба церкви. Хорошие. Компьютерные стереофотограмметрические на память потомкам, но уже без старого фундамента и нижних бревен, когда памятник висел на каркасе.

Кстати, геодезисты института «Спецпроектреставрации», с 1974, более 30 лет наблюдавшие за зданием Преображенской церкви, указывали на то, что основание церкви стабильно, а значит, меры по устройству нового фундамента избыточны. Но новые проектировщики не обратили на это никого внимания. Опыта усиления старых фундаментов у них не было, а в школе учили все делать добротно заново и по линеечке.

И полагаю, главное, что так и не было сделано, это оценка и фиксация подлинных элементов церкви. Того, что должно быть сохранено в обязательном порядке и что нельзя отдавать на откуп нерадивым или неквалифицированным плотникам. В результате теперь можно только догадываться о количестве необязательных утрат подлинности памятника.

А говорить о том, кто важнее, инженеры или архитекторы бессмысленно. Всех важнее реставраторы, испытывающие пиетет перед памятником. А таковых не нашлось. Всегда на первый план выходили то план, то финансы, то условия работы, то крутые инженерные и архитектурные решения, то как получше отрапортовать высокому начальству... И Памятник Всемирного Наследия изучали и препарировали на ходу, без должного уважения к нему, должных знаний и квалификации, хотя у многих исполнителей наград и титулов было не перечесть.  

На все требования Комитета ИКОМОС создать настоящий работающий экспертный совет по реставрации и сохранению Кижского погоста за 30 лет так ничего не было сделано. Решения и рекомендации миссии ИКОМОС по Кижскому погосту трактовались кому как захочется, и следовательно, были необязательны к исполнению. А открытость проекта ограничилась установкой видеокамеры при погосте.

Так что, прости, памятник...

Преображение 2017. Крестный ход.
Преображение 2017. Крестный ход.


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.