Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

"Новые данные о старых церквях"

Вырезка из газеты Neuvosto Karjala #30.11.1990
Вырезка из газеты Neuvosto Karjala #30.11.1990

— так называлась моя заметка на финском языке в газете ”Neuvosto Karjala” от 30 ноября 1990. В ней говорилось о результатах дендрохронологического анализа по датировке карельских церквей, выполненного научным сотрудником университета Йоенсуу Пентти Цеттербергом. Собственно, для него она и была написана, дескать, его результаты у нас обнародованы.

«Дендрохроноло́гия (от др.-греч. δένδρονдерево, χρόνοςвремя, λόγοςслово, учение) — научная дисциплина о методах датирования событий, природных явлений, археологических находок и древних предметов, основанная на исследовании годичных колец древесины». (ВикипедиЯ) Поскольку дерево во время роста реагирует на благоприятные и неблагоприятные климатические условия шириной годовых колец, то эти кольца создают своеобразный ритмический рисунок, своего рода хронологическая запись климатических изменений в регионе. Сравнивая эти данные со специальной школой, можно определить год заготовки леса для строительства.

В свое время Новгородская Археологическая Экспедиция под руководством Б.А. Колчина еще в 1960-х при помощи дендрохронологического анализа датировала деревянные артефакты Великого Новгорода. Его сотрудники когда-то брали образцы древесины и в Кижах, но долгосрочного сотрудничества с музеем Кижи почему-то не сложилось.

Collapse )

КАРЕЛЬСКИЙ ДОМ ТАЙПАЛЕ, 1903. Часть 1. Опыт сохранения деревянной постройки.

Дом Тайпале 1980-е.
Дом Тайпале 1980-е.
Дом Тайпале, июнь 2019
Дом Тайпале, июнь 2019

Дом Тайпале (Taipalen talo), принадлежавший Каллио Марии Петровне, построен в 1903 г. на хуторе Тайпале, близ деревни Пирттигуба под Костомукшей. 

Синим цветом обозначен зимний путь из Вокнаволока в Калевалу. Первая сухопутная дорога появилась здесь только в 1920-е. До тех пор сообщение было в основном по воде или по зимнику.
Синим цветом обозначен зимний путь из Вокнаволока в Калевалу. Первая сухопутная дорога появилась здесь только в 1920-е. До тех пор сообщение было в основном по воде или по зимнику.

Здесь когда-то шел санный путь из Вокнаволока в Уухту, нынешнюю Калевалу. В этом доме находили кров путники. Поэтому, наверное, и назывался он домом Тайпале, Taipalen talo - "дом на конной или пешеходной тропе". Эти места наряду с Вокнаволоком и Войницей вошли в историю культуры под названием рунопевческих деревень. 

Элиас Лённрот
Элиас Лённрот

Элиас Лённрот, собиратель и составитель карело-финского эпоса «Клевала» бывал здесь в 1830-е и, возможно, останавливался еще в старом доме Тайпале, на месте которого теперь стоит ныне существующий дом. А поскольку он построен частично из бывшего в употреблении материала, то отдельные древние бревна и тесины вполне могут помнить легендарного Лённрота.  

Ленарт Мери.
Ленарт Мери.

Современный дом сам примечателен тем, что в нем останавливался в 1970-м  снимавший здесь свой фильм «Народ Водоплавающей Птицы» сценарист и режиссер Леннарт Мери, будущий президент Эстонии (1992-2001). https://www.youtube.com/watch?v=QYcazYusWMc&fbclid=IwAR2XbTTju6QwsSKYHAZF65mnvUVNIcInTCMmolpI-dNKyzmM6QtXWwn3el0

Дом Тайпале, 2018. Сарай-двор на грани обрушения, держится только за счет сжимов и подкосов.
Дом Тайпале, 2018. Сарай-двор на грани обрушения, держится только за счет сжимов и подкосов.
Дом Тайпале, южный фасад.
Дом Тайпале, южный фасад.
К дому примыкал отапливаемый хлев, полностью руинированный к моменту начала работ.
К дому примыкал отапливаемый хлев, полностью руинированный к моменту начала работ.

Дом Тайпале - последний из сохранившихся на западе Северной (Беломорской) Карелии дом-комплекс, где отдельные срубы жилой части и уширенного двора-сарая сблокированы под двумя самостоятельными крышами. К сараю примыкал еще хлев с печью, где вероятно варили пойло для скотины. 

Колодец-журавль.
Колодец-журавль.
Амбар на территории усадьбы дома Тайпале.
Амбар на территории усадьбы дома Тайпале.

Помимо дома в усадьбу входят еще старая баня по-черному и живописный колодец- журавль. А также картофельная яма на возвышении и весьма древний амбар, перевезенный сюда для сохранности в 1990-е.

На снимке видны камни, уложенные в основание стен жилой части, так называемый фундамент из дикого камня, уложенного "на сухо" без раствора. В начале работ удалили заросли деревьев и кустарника вокруг дома и произвели планировку участка с отводом воды от дома.
На снимке видны камни, уложенные в основание стен жилой части, так называемый фундамент из дикого камня, уложенного "на сухо" без раствора. В начале работ удалили заросли деревьев и кустарника вокруг дома и произвели планировку участка с отводом воды от дома.

Фундамент — под жилой частью - каменная забирка из природного камня. Хозяйственная же часть была поставлена краеугольные камни больших размеров около полуметра в поперечнике. 

Угловой камень сарая. Вероятно, несостоявшийся жернов. Их было найдено два под разными углами, оба оставлены на своих местах.
Угловой камень сарая. Вероятно, несостоявшийся жернов. Их было найдено два под разными углами, оба оставлены на своих местах.
Фундамент под печь в основном из камня-плитняка. Низ укреплен срубом в два венца.
Фундамент под печь в основном из камня-плитняка. Низ укреплен срубом в два венца.

Фундамент печи также выложен из природного камня насухо и заключен в сруб из двух венцов. 

Стрелкой указано бревно сруба внутренней завалинки. Под завалинку выполнено основание из глины с известью, препятствующее подъему грунтовой воды к срубу. Полы "холодные" из пиленых досок и полукруглых плах. Отсутствие черных полов обусловлено тем, что в подполе хранили продукты, для которых нужна была небольшая плюсовая температура.
Стрелкой указано бревно сруба внутренней завалинки. Под завалинку выполнено основание из глины с известью, препятствующее подъему грунтовой воды к срубу. Полы "холодные" из пиленых досок и полукруглых плах. Отсутствие черных полов обусловлено тем, что в подполе хранили продукты, для которых нужна была небольшая плюсовая температура.

В подполе по периметру стен избы устроена внутренняя рубленная завалинка в 2 венца, с грунтовым заполнением. Основание под завалинку и под печь выполнено из смеси, напоминающую смесь глины и извести, вдоль северной стены армированной, по всей видимости, можжевеловым лапником. Вероятно глиняно-известковый раствор в то время использовался не только для кладки печей, но и для изоляции срубов дома от подъема грунтовых вод к нижним венцам.

Хозяйственная часть рублена из круглого леса с не ровными живописными выпусками, жилая - из бревен отесанных под брус.
Хозяйственная часть рублена из круглого леса с не ровными живописными выпусками, жилая - из бревен отесанных под брус.

Стены рублены из сосновых бревен диаметром ок. 18-20 см в верхнем отрезе. Стены жилой части отёсаны с двух сторон под брус.


Стены хозяйственной части рублены в охряпку из круглого леса.  

Нижние бревна жилой части. Нижнее бревно помимо гнили поражено еще жуком-точильщиком.
Нижние бревна жилой части. Нижнее бревно помимо гнили поражено еще жуком-точильщиком.

Нижние венцы жилой части находятся частично в грунте и повреждены гнилью и жуком точильщиком. 

Под окном и справа от окна видны врубки, говорящие о том, что эти бревна сруба уже побывали в употреблении в каком-то старом доме, возможно, предшественнике ныне существующего, но разобранного за ветхостью. Округлая форма врубок говорит о том, что конструкция дома-предшественника было рублена из круглого леса "в чашу", а не  "в охряпку" как сейчас. Видимо ко времени строительства в начале 20 века сюда пришла мода сроить на шведско-финский манер "под брус". Хотя вполне возможно, что повторно использовались круглые бревна с хозяйственной постройки...
Под окном и справа от окна видны врубки, говорящие о том, что эти бревна сруба уже побывали в употреблении в каком-то старом доме, возможно, предшественнике ныне существующего, но разобранного за ветхостью. Округлая форма врубок говорит о том, что конструкция дома-предшественника было рублена из круглого леса "в чашу", а не "в охряпку" как сейчас. Видимо ко времени строительства в начале 20 века сюда пришла мода сроить на шведско-финский манер "под брус". Хотя вполне возможно, что повторно использовались круглые бревна с хозяйственной постройки...

На некоторых бревнах имеются «лишние» врубки, говорящие о том, что эти бревна уже побывали в свое время «в употреблении» в другой постройке.

Сарай. Аварийная ситуация налицо. Слева шесть нижних бревен потеряли устойчивость и держаться за счет сжимов. Самые нижние бревна по-просту сгнили.
Сарай. Аварийная ситуация налицо. Слева шесть нижних бревен потеряли устойчивость и держаться за счет сжимов. Самые нижние бревна по-просту сгнили.
Из-большой длины  (ок. 10 м) и относительно небольшого диаметра бревен мастерам очень сложно было отобрать идеально прямые стволы. Поэтому приходилось прибегать к уловкам, пропилам в нижней части бревна, чтобы оно село без зазора в срубе. (Пропил показан стрелкой). Так убирали горб. Нож, воткнутый в бревно показывает, что это бревно практически разрушено гнилью насквозь.
Из-большой длины (ок. 10 м) и относительно небольшого диаметра бревен мастерам очень сложно было отобрать идеально прямые стволы. Поэтому приходилось прибегать к уловкам, пропилам в нижней части бревна, чтобы оно село без зазора в срубе. (Пропил показан стрелкой). Так убирали горб. Нож, воткнутый в бревно показывает, что это бревно практически разрушено гнилью насквозь.

ПЕРЕКРЫТИЯ

Подклет горницы. Полы (черные?) выполнены из грубо отесанных топором половиц. Справа видны камни фундамента под печь. Ниже сруб-короб, возможно, для хранения картошки или других продуктов. Поскольку сейчас проникнуть в подпол невозможно, из-за отсутствия люка, то вероятно это хранилище было устроено еще в доме-предшественнике. Снимок выполнен через продух в стене.
Подклет горницы. Полы (черные?) выполнены из грубо отесанных топором половиц. Справа видны камни фундамента под печь. Ниже сруб-короб, возможно, для хранения картошки или других продуктов. Поскольку сейчас проникнуть в подпол невозможно, из-за отсутствия люка, то вероятно это хранилище было устроено еще в доме-предшественнике. Снимок выполнен через продух в стене.

Полы жилой части, так же как и сеней, выполнены из плах и досок шириной 20-24 см и толщиной кромок ок. 7 см, уложенных по балкам из бревен диаметром 26-32 см.  При этом в разных комнатах материал половиц обработан по разному: в избе на досках видны следы пилы, в горнице материал тесан топором, что говорит о разновременном происхождении материала (более древний — тес, и поздний -пиленая доска). Это значит, что при строительстве использовался повторно материал от других построек.

Чердак дома. Обрешетка кровли из тесаных топором досок. Печная труба из камня плитняка.
Чердак дома. Обрешетка кровли из тесаных топором досок. Печная труба из камня плитняка.
Плахи потолка "в пол дерева" над сенями. Над жилой частью по ним уложен мох и присыпан слоем песка, чтобы мыши не устраивали в нем гнезд..
Плахи потолка "в пол дерева" над сенями. Над жилой частью по ним уложен мох и присыпан слоем песка, чтобы мыши не устраивали в нем гнезд..

Чердачное перекрытие также выполнено из пиленых нестроганых плах в полбревна шириной 20-28 см, уложенных впритык друг к другу по балкам отесанным на четыре канта. Кромка плах простая, без четверти или шпунта. Очевидно поэтому потолок изначально был подбит картоном, чтобы никакой мусор не сыпался с потолка. Об этом говорит и то, что пилёная поверхность плах оставлена без острожки. Потолок в жилых помещениях утеплён слоем мха 10-15 см, засыпанным песчаной засыпкой ок. 3-4 см. Подшивочный картон потолка в течение времени несколько раз поновлялся, оклеивался бумажными обоями.  

Перекрытия хозяйственной части был выполнено из жердей. Фрагмент частично сохранился в юго-западной части сарая. Балки выполнены из сухарника, что говорит об использовании ныне модного и дорогого стенового материала в то время исключительно в закрытых помещениях хозяйственного назначения. Это перекрытие, как и взвоз, восстановлены заново.  

Крыши избы и сарая стропильно-слеговой конструкции первоначально были покрыты дранкой. 

Под слоем шифера обрешетка из тесаных топором досок. Обилие драночных гвоздей на тесе говорит о том, что кровля было драночной.
Под слоем шифера обрешетка из тесаных топором досок. Обилие драночных гвоздей на тесе говорит о том, что кровля было драночной.

В 1990-е драночная кровля над хозяйственной частью была восстановлена волонтерами, но уже обветшала, изобиловала протечками. Жилая часть была покрыта шифером, но на обрешетке под шифером видны следы дранки. Старая обрешетка оставлена под металлопрофиль. В дальнейшем можно будет восстановить драночную кровлю на всем здании, если будет гарантирована возможность ее регулярного ремонта.

Русская печь в избе. Кухонная плита слева от массива основной печи появилась позднее и выложена из кирпича.
Русская печь в избе. Кухонная плита слева от массива основной печи появилась позднее и выложена из кирпича.

В доме две печи. Русская печь в избе и голландка в горнице. Обе печи, как и печь в хлеву, выложены из местного камня плитняка. Печи в доме после недавнего ремонта в хорошем состоянии, не смотря на то, что верхний брус опечья русской печи был выдавлен наружу и сейчас зафиксирован подпоркой.  

Внутренняя отделка. Полы, двери с дверными наличниками и колодами, а также голбец и опечье окрашены коричневой половой краской. Окна – белой краской. Печи побелены. Стены горницы оклеены бумажными обоями. 

Потолок избы из нестроганых досок подшит строительным картоном и оклеен обоями.
Потолок избы из нестроганых досок подшит строительным картоном и оклеен обоями.

Потолки подшиты строительным картоном и оклеены обоями. Отделку потолка частично поврежденную желательно воссоздать с сохранением исторических слоев. 

Стены и потолок чулана оклеены старыми газетами 1939 года. Стены сарая слева значительно просели и разошлись так, что балка пола почти вышла из своего гнезда (показано стрелкой).
Стены и потолок чулана оклеены старыми газетами 1939 года. Стены сарая слева значительно просели и разошлись так, что балка пола почти вышла из своего гнезда (показано стрелкой).
Фрагмент газеты от 10 мая 1939 на стене чулана .
Фрагмент газеты от 10 мая 1939 на стене чулана .

Стены и потолки чулана в были оклеены газетной бумагой, которая под воздействием времени и сырости отслоилась и оборвалась. Газеты датируются 1939 годом. 

На колоде ворот сарая видны буквы "K" и "R". Возможно это инициалы кого-то из семейства Kallio. Эта колода сохранена, только отреставрирована сгнившая пятка колоды.
На колоде ворот сарая видны буквы "K" и "R". Возможно это инициалы кого-то из семейства Kallio. Эта колода сохранена, только отреставрирована сгнившая пятка колоды.
Сохранившееся дверное полотно.
Сохранившееся дверное полотно.

Сохранившиеся колоды ворот сарая и дверные полотна после реставрации установлены на свои места. Утраченные — восстановлены по старым образцам.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО СОХРАНЕНИЮ ДОМА КАК ПАМЯТНИКА

Дом Каллио М.П. или Taipalen Talo представляет собой ценный памятник крестьянской архитектуры северных (поморских) карел, в котором представлены в большинстве своём уже исчезнувшие традиционные строительные технологии и архитектурно-планировочные решения бытовавшие на приграничной с Финляндией территории. 

Для обеспечения сохранности любой деревянной постройки необходимо оградить ее конструкции от попадания воды. То есть нужны надежная крыша и отсутствие контакта с влажным грунтом. Также необходимо избегать каких-либо местных увлажнений, например, от подтекающих ведер в углу и т.п.  

При работе на старом доме необходимо помнить, что он строился по старой традиционной ручной технологии, и каждая доска, каждое бревно хранят следы этой неповторимой ручной работы. Неповторимой потому, что секреты плотницкого мастерства уже давно исчезли вместе с их носителями в эпоху индустриального производства. Остались лишь опыты имитации. Поэтому самое ценное, что необходимо сохранить в ходе ремонтных работ, это:

1. Стропильно-слеговая конструкция крыши с сохранением оригинальных элементов стропил и обрешетки. Драночную кровлю можно будет восстановить, когда появится гарантия регулярного ухода за ней. А пока наилучшим вариантом является индустриальная металлическая кровля, которую в любой момент можно заменить без ущерба для памятника.

2. Сруб избы, рубленный из отёсанных на два канта брёвен, нуждается только в небольшом подъеме для выравнивания полов и замене нижнего сгнившего венца, что и было выполнено. Сруб сарая рублен из круглого леса «в охряпку» с разновеликими выпусками, обработанными исключительно топором, необходимо разобрать из-за угрозы его обрушения. При воссоздании максимально сохранить здоровый материал и не в коем случае не ровнять «не ровные» выпуски там, где нет необходимости. Хотя выпуски часто значительно поражены гнилью, это само по себе не влияет на прочность стеновой конструкции.

3. Грунтовая внутренняя завалинка, устроенная по периметру стен избы в  срубе на известково-глиняной подушке с прокладкой можжевеловых веток между срубом и грунтом. Сруб завалинки в удовлетворительном состоянии. Пристенные участки, где производилась выемка грунта для подведения нижних бревен наружных стен, можно оставить без грунтового заполнения, во избежание подъема грунтовых вод к срубу. При современной эксплуатации дома нет необходимости хранения продуктов в подполе и потому функцию утепления избы вместо завалинки могут выполнять черные полы, которые можно устроить со временем, если дом будет эксплуатироваться в зимнее время как гостевой дом. Опять же, черные полы всегда можно разобрать.

4. Перекрытие потолка из пиленых не строганных плах, утеплённое слоем мха с песчаной засыпкой поверх него и подшитое строительным рулонным картоном, а также перекрытия полов сохраняются неприкосновенности. Небольшие вставки-протезы устроены на сгнивших участках. Подшивку потолка можно также устроить из картона или плит ДВП. При этом старый картон можно оставить на месте как исторический слой.

5. Печи из камня-плитняка с их срубным основанием, последние бытовавшие для данной территории вплоть до середины ХХ века сохраняются в оригинальном виде. Произведен незначительный ремонт оголовка дымовой трубы и дополнительно промазаны печным раствором сомнительные швы.

6. Сохранившиеся старые колоды ворот сарая и дверные полотна были отреставрированы. Утраченные — восстановлены по старым образцам столяром Иваном Ремшу.

Жилая часть после устройства кровли. Сарай в процессе восстановления.
Жилая часть после устройства кровли. Сарай в процессе восстановления.

Двор-сарай в связи с его угрожающим состоянием пришлось полностью разобрать, предварительно промаркировав, и затем восстановить заново с заменой сгнивших или утраченных элементов. Работа усложнялась большим процентом замен, особенно нижних бревен, большой длиной заменяемых бревен (до 10 м), как в стенах, так и слег и балок перекрытия. Из-за отсутствия достаточного количества большеразмерного материала пришлось изменить оригинальную конструктивную схему размещения балок перекрытия сарая с устройством опорного столба. Также во избежание прогибов большепролетной коневой слеги ее пришлось усилить подпоркой. Подобная жердевая подпорка существовала на момент разборки сарая.

Дом Тайпале в декабре 2019. Не завершены мелкие работы по устройству взвоза на сарай, ремонту наличников и тп .
Дом Тайпале в декабре 2019. Не завершены мелкие работы по устройству взвоза на сарай, ремонту наличников и тп .
Бригада, работавшая на восстановлении сарая дома: Лесонен И., Степанов И.А., Нифантьев Д.М., Гундырев Л.В., Медведев С.А., Медведев С.А.
Бригада, работавшая на восстановлении сарая дома: Лесонен И., Степанов И.А., Нифантьев Д.М., Гундырев Л.В., Медведев С.А., Медведев С.А.
Бригада на завершении основных работ: Богданов С.Е., Карьялайнен Е.С., Мякеля Е.О., Медведев С.А., Нифантьев Д.М, Степанов И.А. и Куликов С.В. Август 2019.
Бригада на завершении основных работ: Богданов С.Е., Карьялайнен Е.С., Мякеля Е.О., Медведев С.А., Нифантьев Д.М, Степанов И.А. и Куликов С.В. Август 2019.

ПРОБЛЕМЫ СОХРАНЕНИЯ.

Финский фонд Юминкеко (Juminkeko-säätiö) из города Кухмо, который многие годы занимается сохранением материальной и духовной культуры рунопевческих деревень Карелии, официально не мог найти поддержки от российских органов охраны памятников при осуществлении данного проекта. Формальные требования к привлечению лицензированных специалистов для обследования, проектирования и производства работ на памятнике вели к значительному удорожанию проекта. При этом местный бюджет не имеет средств на памятники местного значения, к тому же не имеет механизмов поддержки частных владельцев домов-памятников. 

Островные условия, удаленность от берега, отсутствие электричества и подъездных путей физически затрудняли осуществление проекта. 

Серьезной была кадровая проблема, так как местные плотники не были знакомы с базовыми принципами сохранения памятников и не имели опыта работы с такого рода старыми постройками. В работе участвовали всего два профессиональных реставратора: Степанов Иван Алексеевич, из потомственных кижских плотников, и я. Обследование объекта, проект сохранения и контроль за производством работ входили в мои функции. Организацией работы на месте занимался Гундырев Леонид Веннуевич.

https://www.youtube.com/watch?v=T6S3c3s3D3g&feature=emb_logo

Часть 2 https://sergei-kulikov.livejournal.com/39402.html
 


Наследие поморского села Нюхча


Старинное поморское село Нюхча, раскинувшееся по обоим берегам одноименной реки, упоминалось в летописях почти 700 лет тому назад.
Когда-то здесь кипела оживленная жизнь. Недаром же отсюда в 1702 году была построена сухопутная «Осударева дорога» к Повенцу на Онежском озере, а в начале ХХ века по количеству богатых купеческих домов оно выгодно отличалось от сел обычной северной глубинки. Теперь от населения в 2500 жителей начала прошлого века в селе осталось едва ли 300 человек. Село выживает только благодаря железной дороге, разместившей здесь свою силовую подстанцию. Путь в 167 км по автомобильной дороге от Беломорска, по данным Google, займет у вас 4 часа в самый благоприятный сезон.

Из достопримечательностей села вы найдете в поисковике только две братских могилы и сельский музей «Хламной сарай», где представлен этнографический «хлам», ставших ненужными в современном мире вещей, собранных по чердакам и сараям села. И еще недавно отстроенная на месте старого погоста новая деревянная шатровая церковь Николая Чудотворца.
На самом деле село, чудом сохранившее свою историческую ландшафтную застройку со многими вполне добротными домами поморской архитектуры начала ХХ века вполне могло бы украсить список исторических деревень и само по себе стать объектом культурного туризма. К сожалению, комплексная историко–архитектурная и этнографическая экспедиции министерства культуры Карелии 1979–1980, по-видимому, прошла стороной эти места, и здесь до сих пор не было выявлено ни одного заслуживающего внимания памятника архитектуры. Хотя, на мой не искушенный взгляд, здесь есть дома, представляющие большую ценности как в архитектурном, так и в историческом смысле.



Церковь Николы Чудотворца, построена в 2002. Завершаются работы на колокольне.


Дом Ивана Пономарева, 1903



Дом Ивана Пономарева, госпитальная пристройка, предположительно 1941 года.

Взять, к примеру, дом купца Ивана Пономарева 1903 года постройки, в котором теперь располагается этнокультурный центр и музей поморского быта «Хламной сарай». Стены парадной жилой части, выходящей на реку и дорогу, со вкусом декорированы просто досками обшивки, которые до уровня окон и между ними набраны вертикально, в уровне окон под углом. Ряды разделены декоративными досками со сквозной резьбой. Наличники выполнены в нехарактерной для деревянной архитектуры технике, где резные дощечки обрамляют только углы оконных проемов, но именно такие наличники имели хождение почти повсеместно в этом селе. В этом состоит их самобытный колорит. Задняя часть дома была пристроена вместо сарая, судя по всему, незадолго до Великой Отечественной войны или в самом начале ее, когда дом был приспособлен под нужды эвакогоспиталя 446, эвакуированного в сентябре 1941 года из Петрозаводска. На ней практически отсутствуют декор, стены снаружи не обшиты, но внутри отесаны и остроганы с завидной тщательностью.
Дом Пономарева, как и находящийся невдалеке в первом ряду у воды дом Попова, а также утраченный дом бывшего сельсовета в годы войны находились в распоряжении 3-го медицинского отделения эвакогоспиталя. В них располгались палаты в общей сложности на 90 коек для раненых бойцов.



Дом Николая Попова, 1903-1906.

Дом Николая Попова

Декор наличников на доме Попова.

Дом Попова Николая Никифоровича, 1871г.р., построен 1903 - 1906 гг. Николай был штурманом каботажного плавания, а также занимался торговлей. И судя по всему, денег на дом не пожалел. Декоративное оформление дома потребовало от плотников-столяров большого мастерства и фантазии. Даже сейчас, когда краска с декора и обшивки облезла, дом выглядит со своими наличниками и межоконными розетками как пряничный домик.

После раскулачивания в доме размещалось правление колхоза «Беломор», в военное время — госпиталь. После войны здание использовали под колхозную сетевязку. Теперь оно стоит безхозным. А это значит, что в любой момент сруб может пойти на дрова, и Нюхча потеряет свой самый ценный памятник культурного наследия...
  Думаю, что управлению охраны памятников стоит обратить внимание на Нюхчу и его застройку, провести экспертизу и, быть может, включить отдельные объекты в список памятников истории и культуры. К тому же, здесь вполне можно было бы организовать что-то типа музея посвященного работе эвакуационных госпиталей Карельского фронта. Есть ли вообще такой опыт у нас в стране, я не знаю, но для истории медицины и для истории Карелии это было бы важно.






Пирттигуба или Pirttilahti и его памятники местного значения

В полусотне километров от Костамукши есть большая карельская деревня Вокнаволок. От нее около десяти километров по воде — заброшенный хутор Пирттигуба, через который когда-то шел зимник, санный путь в Уухту, нынешнюю Калевалу. Здесь часто находили приют путешественники из дальних и ближних поселений, следующих по озеру Куйто по направлению в финский город Кеми  или же в другую сторону - русский город Кемь. Дом Марии Петровны Каллио, построенный в 1903 https://vk.com/video13955404_167333954 был одним из тех домов, где находили кров путники. Его именовали дом Тайпале, Taipalen talo - "дом на конной или пешеходной тропе", вне дорог или водных путей. И он действительно далеко от берега, и ближайшая дорога бог знает где. Но вот зимой по снегу и по льду мимо него до сих пор открывается кратчайший путь из Вокнаволока в Калевалу. Только ездят теперь на снегоходах, а не на лошадях...


Дом с избой и горницей и огромным двухэтажным сараем, позади которого еще пристроен теплый хлев.


Сарай был перекрыт дранкой финскими волонтерами в 1990-е, так как это было издавна.


Кронштейны крыши имеют скромное, но изящное завершение. Обрешетка под шифер из древних сохранившихся чудом досок, так называемого теса, тесанного топором. Следы топора, а не пилы хорошо видны на тесинах.


И даже на сарае кронштейны фигурные, хотя сам он рублен нарочито небрежно, с неровными выпусками, хотя и живописно.


На плане видно, насколько самобытным было архитектурно-планировочное решение: из сеней человек попадал в избу или чулан, который, скорее всего, в летнее время тоже служил для ночлега. А вот вход в сарай только с улицы. Входные двери сарая располагаются в нише под крышей, которую зимой не так заметает снегом, и доступ всегда свободен. Сам сарай имеет сквозной "санный проезд", а на второй этаж, в сенник вел покатый взвоз. Позади сарая пристроен теплый хлев, где на печи и летом варили пойло скоту.


Русская печь. Долго разогревается, но потом долго-долго отдает тепло.


Горнило русской печи, как и сама печь, выложены из дикого камня-плитняка, как это было повсюду в этих местах.


Плахи на потолок, да и на полы тоже пилены ручной продольной пилой. Это видно по неровным следам от пилы.


Чулан когда-то был чисто оклеен советской прессой на родном партийно-карельском языке.


Рядом с домом амбар совсем дремучих времен. Тоже входит в список памятников архитектуры Карелии.



Второй дом Каллио, как значится в списке памятников Карелии.


Русская печь здесь также из камня, но уже почти развалилась...


Последний из трех старых домов Пирттигубы, также включенный в список памятников архитектуры Карелии и достойный сохранения...


...но увы, находится в безнадежном состоянии...



Здесь едва ли отдельные бревна можно еще сохранить.


Тут же рядом еще один ветхозаветный амбар.


Колодезный журавль - прекрасный атрибут усадебного ландшафта. Поскольку дом М.П.Каллио расположен далеко от берега, то источником воды служит свой колодец. Как и принято было в давние времена при выборе участка под строительство, сначала лозоискатели находили источник воды, а потом уже рядом с ним возводили дом. Именно так, кстати, было рекомендовано действовать и в послевоенном финском пособии по строительству Jokamiehen Rakennusopas, 1948. Полагаю, в России тоже существовало такое правило.


Так выглядит поиск воды при помощи ивовой лозы, 1948.

Дерево - 2014. Итоги года. Консервации

Оригинал взят у albokarev в Дерево - 2014. Итоги года. Консервации
Небольшую сводку по изменениям, постигшим в прошедшем году памятники деревянного культового зодчества на территории России, разумно поделить на три части:
утраты
реставрации
консервации

Отдельно рассмотрим работы, преимущественно ремонтно-консервационные, проводящиеся без прямого участия государства, силами местных жителей и добровольцев из больших городов. Большое количество объектов в этом году удалось охватить проекту "Общее дело". Уборка мусора, вырубка кустов, разбор завалов и прочие местно-благоустроительные работы проведены "Общим делом" на нескольких десятках зданий - "Общему делу" удалось в течении года организовать 44 экспедиции. Отчёты экспедиций за 2014 год выложены на сайте проекта, в этом году значительно переработанном. Понятно, что не во всех случаях работы могут получить продолжение, но везде надо пытаться добиться того или иного эффекта. В 2014 году "Общим делом" больший, чем обычно, упор был сделан на обследовании памятников и первичных благоустроительных работах, на тех объектах, где до этого работы не проводились вовсе.
На ряде храмов работы продолжились уже не первый год, в ряде случаев достигнут значимый результат.


Collapse )

Дерево - 2014. Итоги года. Реставрация

Оригинал взят у albokarev в Дерево - 2014. Итоги года. Реставрация
Небольшую сводку по изменениям, постигшим в прошедшем году памятники деревянного культового зодчества на территории России, разумно поделить на три части:
утраты
реставрации
консервации

С реставрацией всегда всё сложно. Пожар или обрушение - событие однозначное. Был памятник - остались головёшки или куча брёвен. Всё, конец истории.
Каждая реставрация - процесс, вызывающий дискуссии. Что сделали, как сделали, почему и зачем, и что делать дальше.
При этом даже при масштабном расходовании средств достигнутый результат в ряде случаев вызывает по меньшей мере недоумение. Однако следует отметить, что отслеживать выделение средств в данный момент без труда может любой гражданин - все сведения о конкурсах по реставрации памятников свободно доступны на сайте Министерства Культуры. После реорганизации сайта МК РФ, прошедшей этим летом, большинство данных о заказах перенаправляются на основной сайт госзакупок.


Главный памятник деревянного зодчества России, как известно, находится на острове Кижи. 15-19 августа на острове торжественно отметили 300-летие Преображенской церкви, приурочив его к престольному празднику храма. Документы, относящиеся непосредственно к строительству церкви, пока что не выявлены, и датировка 1714 годом подтверждается надписью на кресте, находившемся в алтаре церкви: Основан сей алтарь в честь Преображения Господа нашего Спасителя Иисуса Христа после Воплощения Господня 6 июня 1714 г. в день поминовения святого отца нашего Виссариона во имя Богобоязненного царя и Великого Князя нашего Петра Алексеевича всея Великая и Малая и Белая Руси самодержца, и Богобоязненного государя нашего Царевича Алексея Петровича, а также Святого Новгорода и Великих Лук Митрополита Иова Великого (см. сборник документов по истории кижского ансамбля, опубликованный на сайте музея-заповедника).
Начатая несколько лет назад полная переборка Преображенской церкви ведётся методом лифтинга - последовательной замены венцов сруба по поясам, начиная с нижнего. Это интересная инженерная задача. Процесс сопровождался спорами и даже скандалами в реставрационном сообществе, отзвуки которых докатывались и до СМИ.
Collapse )

МОРОЗ «ВЫРАЩИВАЕТ» КАМНИ НА ПОЛЯХ И РАЗРУШАЕТ ИХ В СТЕНАХ.

Кожозерский монастырь 1996
Угол церкви необитаемого Кожозерского монастыря разрушен водой и морозом. 1996.

Мороз порождает такие силы, которые легко двигают дома и разрушают даже камень!
Многие, наверное, замечали, что в старых домах с наступлением крепких морозов в январе-феврале иногда вдруг ни с того ни с сего начинает заедать двери. Это связано с тем, что сырой пучинистый грунт по мере промерзания значительно расширяется и начинает шевелить фундамент и сам дом. Это те самые силы морозного пучения, которые каждый год выталкивают на поверхность все новые камни на карельских полях.
Свая к весне поднимает стену амбара.
Силы морозного пучения постоянно выталкивают сваи, на которых стоит этот амбар.

Несколько лет тому назад при реставрации небольшого амбара на глинистом участке рабочие решили улучшить стариковский фундамент из простых валунов. Инженерная мысль подсказала выставить амбар на деревянные сваи. Но то ли из-за высокого уровня грунтовых вод и сложности землекопных работ, а может просто из-за лени, подведено было только две сваи под заднюю стену амбара. И теперь каждый год местные жители наблюдают, как эти сваи вырастают из земли на несколько сантиметров, сколько бы их не подпиливали, и поднимают зады амбара, а камни лежат на месте, как ни в чем не бывало. Силы пучения настолько велики, что даже за счет сил трения между грунтом и поверхностью свай могут выдавить их из земли. А вот под камнями все спокойно, возможно под ними оказалась песчаная подушка, которая гасит силы пучения.
В современных нормах рекомендации по устройству фундаментов даются в зависимости от:
1. Типа грунта, склонности его к морозному пучению. (В этом смысле глины и суглинки являются самым рискованным основанием для дома, а самыми надежными — скальные и крупнообломочные грунты).
2. Уровня грунтовых вод.
3. Глубины промерзания грунта в данном регионе.
В старых карельских домах, когда картошку, соленья и другие продукты хранили в подполе, внутри дома по периметру стен устраивали завалинку из земли или соломы, а полы оставляли неутепленными, чтобы тепло, проникающее через полы в подпол из жилой избы, не давало продуктам, а заодно оказывается и основанию замерзнуть. Пока люди жили и топили печи, грунт под стенами глубоко не промерзал, и не было никаких существенных подвижек. Но стоило только выехать из такого дома на зиму, начинались деформации, вызванные промерзанием грунта.
Сейчас иногда изменения режима промерзания грунта бывает связано с тем, что хозяин вдруг стал регулярно чистить снег у самого дома хотя бы для того, чтобы во двор поместилась новоприобретенная машина. Теперь отсутствие снега придется компенсировать покупным утеплителем с соответствующими земляными работами.
Seredka dom (7)
Трудно надеяться на то, что дом, стоящий в таком сыром месте хорошо перезимует, поэтому начаты работы по устройству дренажа.

Если наблюдаются подвижки фундамента, в первую очередь необходимо позаботиться о понижении уровня грунтовых вод, об отводе воды по периметру дома, в частности с помощью дренажа. Работа по ремонту и/или усилению фундамента будет напрасной, если не убрать причину, вызывающую подвижки, то есть воду. Одновременно с устройством дренажа или проведением ремонтных работ на цоколе, когда будут открыты цоколь или фундаментные столбы, следует устроить современную теплоизоляцию от промерзания. Особенно в тех зданиях, где не стало отопления. Для теплоизоляции используют как правило плитный утеплитель из полистирола или твердого полиуретана.
Как говорят, самые сложные в таком утеплении — это смириться с «закапыванием в землю денег», то есть дорогих теплоизоляционных плит...
Если у вас на ленточном фундаменте имеются трещины, то стоит за ними понаблюдать. Возможно они стабильны и появились еще при строительстве и связаны с просадкой грунта по мере возведения дома или с земляными работами, например, при подводке водопровода. Но если трещины «живут», то расширяются, то исчезают в зависимости от времени года, то стоит подумать о проведении мероприятий, препятствующих промерзанию грунта.
Мороз и вода не прощают строительных ошибок и беспощадно разрушают даже прочные каменные конструкции. Замерзание воды играет роковую роль в возникновении дополнительного напряжения в строительных материалах. Вода, превращаясь в лед, расширяется и рвет пропитанные ею пористые камни. Следы таких разрушений мы наблюдаем повсеместно в старых добрых каменных городах. И чаще всего на тех каменных (кирпичных) домах, где своевременно не починили протечки в крыше или не заменили разрушенные водосточные трубы, или накатали такой "культурный слой", что что кирпич стен стал подсасывать воду из земли.
2. Обычные повреждения каменных стен, вызванные водой и морозом
Обычные повреждения каменных стен, вызванные водой и морозом. (Петрозаводск).

Мало вывести воду в водосточную  трубу, нужно ее отвести от дома.
Мало собрать воду с крыши в водосточную трубу, нужно ее еще отвести от стен, чтобы избежать разрушений. (Частные дома в Тампере).

Вода, пропитав дождливой осенью пористый кирпич или штукатурку, замерзая, отщипывает на поверхности кирпича клиновидные куски или просто куски штукатурки. Последней каплей, переполняющей чашу прочностных возможностей пористого материала при сильном морозе, может явиться потепление воздуха, так как коэффициент теплового расширения льда почти десятикратно превышает коэффициент теплового расширения кирпича. Достаточно сухой кирпич не разрушается при замерзании, каким бы ни было его качество.
Больше всего страдают от вымораживания незакрытые кирпичные трубы. Под ветром и дождем слишком слабый раствор быстро выветривается и вымывается из кладки. А когда мастер добавляет побольше цемента в надежде попрочнее закрепить кирпич, возникают проблемы, вызванные разностью теплового расширения между слишком жестким раствором и более слабым кирпичом. Тогда происходит его отторжение от раствора. Тот же эффект отторжения разных по своим свойствам материалов иногда приводит к весьма дорогостоящим ремонтам кирпичных зданий, облицованных, например, массивными гранитными камнями.
Живя на севере, приходится думать не только об утеплении, но и о тех возможных разрушениях, которые могут случиться в доме, когда ударят морозы.